Банкноты

Ассигнации начала XIX века. Часть 2.

В конце XVIII века в России в условиях товарного характера Петербургской и Одесской бирж падение бумажных денег, наблюдаемое по всей Европе, почти не сказывалось на состоянии биржевых ценностей. Ими оставались лес, пенька, кожи, поташ (карбонат калия), лен и аналогичные им продукты сырья и натурального производства. Общепризнанной биржевой валютой оставались «торговые деньги» — крупные серебряные европейские талеры высокой пробы и нидерландские золотые дукаты, так называемые «лобанчики». В том же 1799 году возникла и первая акционерная торговая компания — Русско-американская, но до сложения в России собственного рынка ценных бумаг оставалось ещё не менее 60-70 лет.

Петербургский порт, к началу XIX века превратившийся в гавань английских кораблей, почти полностью находился в руках европейцев. Особенности русского денежного обращения не смущали многих коммерсантов, приезжавших на заработки в Россию. Немало этих выходцев из Германии, Богемии, Великобритании и других стран сделали состояния в основном как торговцы. В этом отношении показательна фраза московского генерал-губернатора А.А. Закревского, брошенная в адрес одного из таких купцов: «Он явился в Россию без штанов, а здесь нажил деньги».

Тем временем многочисленные военные кампании заставляли правительство увеличивать экстраординарные расходы, что снова и снова приводило к падению курса бумажного рубля. К 1810 году за него давали лишь 25 с половиной серебряных копеек. Год от года количество ассигнаций увеличивалось: правительство пыталось покрыть расходы дополнительными не обеспеченными металлическим фондом выпусками. Однако эти меры не принесли ощутимого результата. В государственном бюджете на 1810 год превышение расходов над доходами составило 105 млн рублей, а государственный долг составил 577 миллионов. М.М. Сперанский (1772-1839) — автор «Плана финансов» — в качестве одной из мер преобразований предлагал изъять из обращения ассигнации.

Для этого он думал организовать специальный фонд для их погашения, составленный из средств, полученных за счет распродажи части государственного имущества в частную собственность. Двумя важными элементами реформы Михаил Михайлович называл сокращение государственных издержек и повышение налогов. Он однозначно считал ассигнации государственным долгом и говорил: «Ассигнации суть бумаги, основанные на предположениях. Не имея никакой собственной достоверности, они суть не что иное, как сокрытые долги».

Похожей точки зрения придерживался и граф Николай Петрович Румянцев (1754-1826):

Он предлагал «приступить к продаже части казенного имения, обнародовав, что вырученные деньги точно предназначены на выкуп и истребление ассигнаций». На эти суммы, по его мнению, следовало закупать монету за границей, делая это осторожно, чтобы не взвинтить цены на золото.

Идеи М.М. Сперанского поддержал министр финансов Дмитрий Александрович Гурьев (1751-1825), который начал практически осуществлять задуманные реформы.

Манифестом от 20 июня 1810 году серебряный рубль был объявлен денежной единицей страны. В то же время была учреждена Государственная комиссия погашения долгов, первой целью которой было уменьшение количества ассигнаций. На тот период их находилось в обращении на 579,4 млн. Для образования особого фонда в ведение комиссии была передана часть государственных имуществ, включавшая поселения, леса, различные угодья и оброк с государственных крестьян.

В рамках реформы правительство в 1810 году предприняло первый внутренний заем на 100 млн ассигнационных рублей. Первоначально подписка на них увеличивалась пропорционально убыванию вкладов из Заемного банка и казны воспитательных домов. Однако этот первый в истории России внутренний займ был реализован всего лишь на 3,2 млн, что фактически означало его провал.

Несмотря на значительный лаж между серебряным и бумажным рублем, деньги оставались дефицитом. Правительство воочию убедилось в ограниченности капиталов у населения, перетекавших из одного внутреннего долга в другой. Итогом прерванных Отечественной войной усилий Гурьева стало изъятие из обращения 5 млн ассигнациями, что было весьма скромным результатом, так как к концу 1811 года в обращении циркулировало 581,4 млн бумажными дензнаками.

Удаление Сперанского в нижегородскую ссылку (1812), а затем начало Отечественной войны означало, по крайней мере, приостановку реформы. Ее возобновление связано уже всецело с именем Гурьева. Он предлагал для России «компенсационный» вариант: восстановление размеренности бумажного рубля без обращения к накоплениям подданных.

Однако старания министра финансов по осуществлению денежной реформы в России за счет фонда, сформированного из внешнего займа, не увенчалось успехом. В 1822 году из-за напряженного состояния бюджета размен был приостановлен.

Тем не менее, именно в период «гурьевских» реформ был положен конец необеспеченным выпускам ассигнаций. С 1817 года они могли выпускаться лишь для обмена ветхих на новые. Провинция Российской Империи стала постепенно насыщаться серебряной монетой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *