Прочее

Пыскорский завод на Урале

Укрепление Российского государства в XVII веке и рост его экономики обусловили активизацию поисков руд и металлов. Страна по-прежнему остро нуждалась в собственной меди, а месторождения на Цильме не оправдали надежд.

Начались поиски более крупных залежей в Приуралье. В 1633 году из Москвы в Пермь Великую отправилась экспедиция, начальником которой был назначен боярин Стрешнев. В составе группы был и соратник Дмитрия Пожарского — именитый купец Надей Светешников. Во время экспедиции во многих местах по реке Каме были обнаружены рудные месторождения. В частности, в месте, указанном еще в 1619 году Яковом Литвиновым на горе Григоровой, вблизи Пыскорского Преображенского монастыря нашли богатые залежи медистых песчаников. Руда оказалась хорошей. Была быстро налажена ее добыча подземным способом, при этом вырабатывались только слои, наиболее богатые медью, а значительно более мощные, но относительно бедные горизонты оставлялись нетронутыми. В 1634 году вблизи монастыря был построен Пыскорский плавильный завод.

Разрабатываемые вблизи монастыря руды были однотипны и представляли собой распространенные в Западном Приуралье медистые песчаники, встречающиеся повсеместно в полосе шириной до 100 км вдоль Уральского хребта. Запасы были сравнительно невелики по масштабам современных потребностей, но несомненно представлялись богатыми для относительно небольшого объема сырья, необходимого для Руси середины XVII века.

Пыскорская медеплавильня работала около 20 лет. Исходя из «Описания уральских и сибирских заводов», составленного в 1735 году инженером В.И. Генниным (впервые изданного только в 1937), завод прекратил свою деятельность в 1650-х гг., когда были отозваны в Москву иноземные и русские рудокопные мастера для отправки под осажденную русскими войсками Ригу.

Как в материалах Геннина, управлявшего казенными заводами на Урале в 1722—1734 годах, так и в сочинениях историка и географа В.Н. Татищева, работавшего там же, подчеркивается, что разработка месторождений, снабжавших рудой Пыскорский завод, велась неумело и небрежно. Последний писал, что «руды плавления достойны бросаны, а в соку (т.е. в шлаке) едва не столько же меди как в руде находилось».

Некоторые архивные документы позволяют косвенно оценить объем горных работ в Приуралье в середине XVII века. Так, был издан указ от 26 января 1643 года «наказной палаты гостиной сотни торговому человеку Онофриеву», назначенному в Соликамск «быть у медного дела». В документе упоминалось, что в 1641—1642 гг. на Григоровой горе «уломано руды при немцах 550 пуд, да на Кужгоре отборных 210 пуд».

Незадолго до закрытия Пыскорского завода, в 1633 году в Казани было запущено еще одно производство, которое за 12 лет дало чистого металла 4641 пуд. Через 30 с небольшим лет отказались и от него. В 1666 году казанский воевода князь Куракин доносил в Москву (видимо, в ответ на запрос о возможности возобновления горных работ), что «руда изошла вся и впредь в тех местах медному делу быть не можно».