Монеты мира

Горное дело в XVII веке: Швеция

После проигранной войны с Данией в первой половине XVII века, Швеция была обязана выплачивать победителю крупную контрибуцию в серебре. Из страны начал стремительно утекать драгоценный металл, поэтому для внутренних нужд пришлось чеканить только медную монету. Серебряные талеры выпускали для внешнего рынка.

Из меди изготавливали не только мелкие разменные монеты, но и тяжелые прямоугольные деньги — платы достоинством в 1, 2, 4, 8 и 10 далеров. Пластина высшего номинала, изготовленная в 1644 году, весила около 18 килограммов. По неподтвержденным сведениям существовали медные плитки и большего достоинства, но они не сохранились. Даже 10-далерных пластин до нашего времени дошло только несколько экземпляров. В 1902 году со дна Рижского залива был поднят корабельный клад, в котором находилось 79 прямоугольных плат.

Первоначально шведские медные монеты XVII века были полноценными деньгами: их номинал совпадал с реальной стоимостью содержавшегося в них металла. Однако уже к концу царствования Карла XI (1660-1697) из-за частых расходов на войны и наступившей в стране инфляции далер выродился в небольшой кружок.

Горное дело в XVII веке: Швеция
1 эре начала XVII века (слева) и 1 далер 1718 года (справа)

Для изготовления полноценной медной монеты в XVII веке у Швеции имелись благоприятные предпосылки. В стране активно разрабатывалось крупнейшее в то время в мире месторождение Фалун. В 1650 году его рудники обеспечили выплавку 2700 тонн меди, а в последующем она увеличилась еще в 2-3 раза. Почти до конца XVII века добыча металлов в Фалуне велась открытым способом, но в результате обрушения стен карьера на главной залежи разработку пришлось продолжать штольнями и шахтами до глубины 400 метров. Во второй половине XVII века там же могло ежегодно добываться не менее 3 тонн серебра, достаточного для чеканки 120 тысяч далеров.

К внушительным объемам добычи на рудниках Фалуна добавлялся металл, полученный на других месторождениях, включая Салу и Западный Сильвберг. Отдельный доход давала продажа меди и железа за границу. Эти и другие факторы позволили Швеции к 1695 году вернуться к серебру как основе монетной системы.

В 1724—1725 годах по приказанию Петра I в Швецию для изучения горного дела ездил историк и географ Василий Николаевич Татищев. В письме из Стокгольма он сообщал: «Машины внятно смотрю и надеюся некоторые упомнить, однакож для оных великих искусств, не веря себе всего упомятовать, договорился со здешним главным обер-маркшейдером Гейслером чертеж ямы Фалунской на 25 листах, да чертежи всех машин в плане и профиле за 100 червонных сделать».