Прочее

Освоение медных рудников Урала при Петре I

Готовя денежную реформу в самом конце XVII века, Петр I наказал князю П.Л. Львову, назначенному наместником в Казань, «медные руды искать с великим радением, чтобы завести заводы против прежнего».

C развитием горного дела и металлургии открылись обнадеживающие перспективы в плане разработки уральских месторождений. В 1700 году Петр I учредил специальный Приказ рудокопных дел для улучшения работ по созданию отечественной минерально-сырьевой базы, преобразованный в 1719 в Берг-Коллегию.

Первым руководителем казенных горных дел на Урале в 1720 году был назначен российский историк и географ Василий Никитич Татищев (1686-1750). В его задачи входило «в Сибирской губернии на Кунгуре и в прочих местах, где обыщутся удобные места, построить заводы и из руд серебро и медь плавить».

Татищев устроил Горную канцелярию на старейшем на Урале казенном металлургическом Уктусском заводе, а затем в 1721 году основал на реке Исеть завод и крепость, получившую название Екатеринбург, куда и перенес свою канцелярию. Стремясь использовать опыт местного населения, он широко привлекал к поисково-разведочному делу уральских рудознатцев.

Татищеву приходилось с трудом преодолевать сопротивление со стороны всесильного промышленника Акинфия Демидова, стремившегося закрепить свои владения чуть ли не по всему рудному Уралу. Мешали ему и советники из Берг-Коллегии, вроде сидевшего безвыездно в Кунгуре престарелого саксонца Михаелиса Мартына (1666-?), который предпринял неудачную попытку сооружения плотины для небольшого завода на Исети. Изменив место строительства и уменьшив запроектированные размеры плотины, самостоятельный чиновник нарушил планы Татищева. О Михаелисе как авторе большого количества проектов и теоретических рекомендаций по горнозаводскому хозяйствованию современники иронично писали, что «от его писем медных дел не будет размножено».

В мае 1721 года в кунгурскую горную канцелярию явился местный рудоискатель татарин Буляк Русаев и принес образцы разных пород, в том числе и медной руды, найденной им вместе с Федором Мальцевым на реке Турье. Оба горняка были привлечены к дальнейшим поискам, а Татищев поручил своим подчиненным «немедленно начать дела на Горевой и Мулянке — копку, со всяким прилежанием… и велеть новые места осматривать».

В 1723 году Василий Никитич вернулся в Петербург с докладом о нуждах казенных рудных заводов на Урале. Вскоре его отправили в Швецию для изучения постановки горного и монетного дела.

В период с 1722 по 1734 гг. рудным делом на Урале и в Сибири стал управлять российский военный инженер немецкого происхождения Георг Вильгельм де Геннин (1665-1750). С его руокводством связано становление промышленного производства меди в России. В петербургском Эрмитаже в галерее Петра Великого хранится небольшой поднос, на дне которого написано, что он сделан «тщанием артиллерии генерала Геннина» в 1723 г. на Екатеринбургском заводе.

К 1735 году медь на Урале получали уже на 27 заводах, из них 17 были чисто медеплавильные, работавшие на рудах месторождений, открытых и освоенных в эпоху Петра I.