Монеты Российской Империи

Екатеринбургская медь: от Анны Иоанновны до Екатерины II

Российский историк, географ и экономист Василий Никитич Татищев (1686-1750) проявил себя блестящим специалистом в области горнорудной промышленности. Особое внимание он уделял развитию монетного дела, непосредственно зависящего от добычи металлов.

При Татищеве число уральских горных заводов увеличилось до 40 и он считал, что можно построить еще столько же. Планам инженера было суждено воплотиться в реальность только к концу XVIII века, уже после его смерти.

В 1734 году Татищев получил от императрицы Анны Иоанновны и Сената задание по чеканке медных монет. В бумаге от него требовали «сделать денежек и полушек, сколько возможно, хотя до двух миллионов рублей», что на тот момент, однако, не представлялось возможным. Несмотря на все усилия Татищева, за все время царствования Анны Иоанновны не удалось отчеканить разменной меди хотя бы на один миллион рублей. Даже выпущенный объем был достигнут исключительно потому, что Татищев добился открытия монетного двора в Екатеринбурге. Он писал, что «понеже от провозу непечатанных кружков лишний расход казне происходит, ибо оные перепечатав, паки из Москвы в те места на потребные расходы отвозятся».

С 1736 года полушки и деньги стали чеканиться и на Урале, но лишь на копейке 1755-1757 годов впервые появилась метка Екатеринбурского двора — надпись на гурте.

Следующая серия — монеты Елизаветы Петровны (после 1757) — выпускалась из расчета 16 рублей из пуда меди. Это позволило переделать в копейки скопившиеся в казне старые пятаки, выходившие в 1723—1730 гг. из расчета 40 рублей из пуда.

Перечеканы медных монет, которые неоднократно осуществлялись в России вплоть до конца XVIII века в результате денежных реформ и для увеличения доходов казны, были технически несовершенны. На переделанных деньгах нетрудно разглядеть следы их прежнего вида, а иногда и многократных изменений. Так, пятаки выпуска 1723—1730 годов в 1755—1757 гг. перечеканивались в копейки, которые в свою очередь в 1757—1758 гг. было решено «повысить» до номинала в 2 копейки. В 1762 эти же монеты наспех переделали в 4 копейки, и, наконец, в следующем году вновь «понизили» до двухкопеечников. Таким образом, один медный кружок за 40 лет мог пять раз изменить номинал, следуя обдуманным или спонтанным попыткам правительства регулировать денежное обращение в стране.

С 1763 года практически на всех монетах, чеканившихся в Екатеринбурге, ставились буквы «Е.М.», отличавшие их от выпусков других городов России.

Екатеринбургская медь: от Анны Иоанновны до Екатерины  II
5 копеек 1792 года (ЕМ), Екатеринбург

Они чеканились из уральской, частично и сибирской меди, поступавшей с разных заводов и добывавшейся на разных месторождениях. Лишь в нескольких случаях для русских медных денег второй половины XVIII века можно точно сказать, на каких рудниках был выплавлен их металл. Для екатеринбургской монеты это период с 1789 года до конца столетия,
когда на Алтае уже наладили чеканку из местного сырья, а вблизи Перми тогда же начал действовать Аннинский двор, использовавший медь близлежащего Приуралья.

В Екатеринбург в течение последнего десятилетия XVIII века поступал металл лишь из рудников большого Гумешевского месторождения, об открытии которого упоминает Геннин в одном из своих трудов. Он пишет: «В 1702-м году по Полевой речке на Гумешках, вверх Чюсовой реки, в старых чютских копищах найдена медная руда». Однако, исследования современных археологов позволили уверенно относить истинное открытие и первую разработку этого месторождения ко II тысячелетию до нашей эры.

Завод, возникший на базе Гумешевского месторождения, стал первым промышленным меднорудным предприятием Урала. За время эксплуатации рудника на площади 0,15 кв. км было пройдено более 200 шурфов и шахт глубиной до 150 метров. С начала XVIII века и до 1870-х годов оттуда получили 900 тысяч тонн руды, из которой на Полевском заводе выплавили 35000 тонн меди. В дальнейшем активная разработка месторождения прекратилась как из-за выработки, так и из-за сильного притока подземных вод.