Прочее

Медь для Аннинского денежного двора

В 1722 году инженер и специалист горного дела Вильгельм де Геннин посетил бывший Пыскорский завод, располагавшийся на территории современного Пермского края. В ходе визита он установил, что вопреки сообщениям воевод в конце XVII века истощения запасов медной руды там нет. Было выбрано место для новых разработок и открытия предприятия, которое, как и прежнее, снова назвали Пыскорским.

Рудники нового производства уже к 1733 году дали 233 тысячи пудов руды, из которой выплавили 4400 пудов чистой штыковой меди. Пыскорский завод «пережил» восемь построенных позже него медеплавильных предприятий на Урале и был закрыт только в 1805-ом, когда стал работать в убыток.

В 1735 году в том же районе появились еще один казенный завод (Ягушихинский) и два частных (Юговский и Висимский). В 1762-ом, когда выплавка меди на Урале достигла 192,4 тысяч пудов, примерно 75% ее обеспечивалось рудой из песчаников Пермского Приуралья. Юговский завод вскоре стал государственным и к концу XVIII века превратился в одно из крупнейших предприятий горной промышленности России. В 1797 году он имел 1154 рудника, а Пыскорский — 950.

Геннин в результате своих разведочных работ в Приуралье подчеркивал, что люди, работавшие здесь «в старинные годы» не сумели правильно оценить особенности пермских месторождений и поэтому ошибочно приходили к выводу об их истощении. Осталось только неясным, каких рудокопов прошлых лет имел в виду инженер — русских XVII века или древнюю чудь. Ведь медистые песчаники южной части Пермского Приуралья начали эксплуатироваться даже раньше Гумешевского месторождения, вероятно на рубеже III—II тысячелетий до нашей эры.

Геннин писал: «Признаваетца, что древние рудокопщики токмо вынимали дерберц (медную руду), которая между шифером лежит на палец и меньше толщиною, и по оной жилке проводили штольни… а шифер, которой над нею лежал сверху и снизу, что имел в себе содержания меди, не признавали и оставляли при ево месте… и к плавке не употребляли». Он указывал, что в тех местах руды достаточно на много лет и что «работать будет весело».

В некоторых местах Геннину удалось обнаружить исключительно богатые медью месторождения. Например, на реке Гаревой руда имела от 9 до 48 фунтов меди на центнер. Геннин первым обстоятельно охарактеризовал наиболее типичные пермские песчаники: «богатые в глубь от 2 до 12 сажен… Токмо оные руды непостоянны и лежат отрывными штуками и слоями толщиной от 1/4 до 2 аршин и больше… и между гальками протягиваетца самая тонкая, яко проволока, самородная медь.»

Пермская медь оставила свой след в русских монетах. 1 февраля 1788 года при Екатерине II вышла «высочайшая конфирмация» на строительство нового денежного двора в указанной губернии. В результате в 1789 году вблизи Перми был открыт Аннинский денежный двор, который чеканил деньги из местной меди. Выпускавшиеся там монеты Екатерины II и Павла I отмечались буквами «А.М.»

Медь для Аннинского денежного двора
5 копеек 1793 года (АМ). Правление Екатерины II.

Аннинский двор проработал чуть меньше 10 лет. Его закрыли в 1798 году по причине дороговизны чеканки медных монет — правительство перешло на массовый выпуск бумажных ассигнаций.